На сцене театрального центра «На Страстном», 9 апреля, показали спектакль «Гамлет. Очная ставка» режиссёра Елены Кузиной. Эта необычная постановка предлагает зрителю по-новому взглянуть на известный сюжет и попытаться расшифровать тайные послания и символы Шекспира. Внимательное чтение текста на двух языках с комментариями позволило выстроить события трагедии в некий замысловатый ряд, пронзительный и неумолимый. Шахматная «многоходовка», где у каждого героя своя точка невозврата. Никто не хотел убивать, но здесь, в Датском королевстве, все, кто соприкоснулся с властью, становятся преступниками, вольно или невольно. И оказываются на очной ставке друг с другом и со своим прошлым.

Спектакль был задуман актрисой Марией Глазковой вместе с единомышленниками, в нём было немало интересного и оригинального, но всё-таки возникло первоначальное ощущение, что главная концепция создателей этой постановки ускользает от чёткого и безусловного понимания. Но перечисляя удачные и даже удивившие моменты ещё по свежим впечатлениям от увиденного, а главное – продолжая впоследствии думать и размышлять о «феномене Гамлета», чью загадку пытаются разгадать уже несколько веков, нельзя не прийти к выводу, что данный спектакль, где заманчиво раскидано множество приёмов и уловок, вроде бы уводящих в сторону от заявленного в программе, всё равно может сложиться в некий странный пазл. Хотя он получится свой у каждого, кто сидел по обе стороны от условных подмостков, которые почти буквально являлись мостками, составленными из поддонов.

Наиболее существенными стали два мотива: постоянное и демонстративное отстранение действия, подчёркивание того, что «играем Гамлета», а ещё многозначность обличий, когда пятеро исполнителей – Игорь Стам, Эдуард Флёров, Мария Глазкова, Анна Васильева и Дамир Бахтиев выступают в разных ролях. В частности, неожиданно было представлено первое появление призрака отца Гамлета как бы в тройном расщеплении. Но куда важнее то, что каждый из актёров по ходу спектакля просто вынужден твердить эти вечные слова: «…Достойно иль смиряться под ударами судьбы; иль надо оказать сопротивление, и в смертной схватке с целым морем бед покончить с ними? Умереть. Забыться. И знать, что этим обрываешь цепь сердечных мук и тысячи лишений, присущих телу. Это ли не цель. Желанная? Скончаться. Сном забыться. Уснуть… и видеть сны?».

Пожалуй, пусть и по-своему насильственное стремление любого из них примерить на себя «бремя выбора Гамлета» как раз и выражает непреходящую современность и перманентную актуальность главного шекспировского произведения. И если перефразировать вопрос самого Гамлета: «Что он Гекубе, что ему Гекуба?», то уже несколько столетий задаётся человечество таким риторическим возгласом: «Что Гамлет нам? И что мы Гамлету?» Так что это мы сами оказываемся на очной ставке с Гамлетом.

текст и фото: Елена Локтева.