Два уже не молодых закадычных друга Фред и Мик проводят свой отпуск в здравнице для известных и богатых людей, которая расположена на дивных просторах альпийских гор. Первый, Фред Боллинджер, прославленный композитор и дирижёр, всемирно известный автор «простых мелодий». Второй, Мик Бойл, оскароносный режиссёр, который работает над сценарием фильма-откровения, призванного стать достойным завершением его карьеры. Проводя время за долгими прогулками и душевными разговорами, они открывают дивный мир, сотканный из ностальгических переживаний и из воспоминаний о далёком прошлом.

«Молодость» — последняя картина Паоло Соррентино, создателя фильма «Великая красота», который двумя годами ранее собрал все мыслимые и немыслимые награды.

Основной диалог в фильме происходит между двумя персонажами Фредом и Миком, которые являются не участниками жизни, а в силу возраста, уже наблюдают за ней со стороны. Но и над ними существует одинокий молчаливый наблюдатель, некий Джимми Три, которого очень фактурно сыграл Джон Дано. Все остальные персонажи фильма лишь составляют предмет их наблюдений, внешнюю канву мира, уже чуждую и не всегда понятную.

Часто киноленты Соррентино выступают как более осознанное, логичное переосмысление бессмертных киношедевров великого Федерико Феллини. И если «Великая красота» еле уловимо соотносится с сюжетом «Сладкой жизни», то сюжетный замысел «Молодости» уверенно тяготеет к картине «8 с половиной». Но, по сравнению с фильмом «8 с половиной», Соррентино совершил уход от образного восприятия к чувственному. Рассуждения на тему творческого кризиса в «Молодости» приобретают оттенок естественности угасания человека, его невозможности постоянно находиться на пике творческой жизни, идти в ногу со временем. Здесь только один персонаж, Джимми Три, не вписался в созданную режиссёром, схему. Только его постиг вневременной кризис, несвоевременная творческая старость, но и он, следуя неумолимым законам природы, постепенно обретает себя.

У Паоло Соррентино, как и у Федерико Феллини, прекрасное граничит с естественным, а естественное нередко оборачивается отталкивающим. Но только естественное приближает нас к счастью. Причудливые сцены чередуются одна за другой, упоительно красочные эпизоды сменяют друг друга: Боллинджер на освещенной огнями площади Сан-Марко; Бойл, ведущий философские разговоры со своей сценарной группой; Боллинджер, дирижирующий коровами на поляне; Бойл, преследуемый призраками актрис. И всё это органично приправлено сценами из жизни отеля: загорающие, плавающие, расслабляющиеся в сауне и на массажном столе люди различных возрастов. Сюжет здесь развивается грациозно, неспешно… Кажется, Соррентино удалось ухватить сам ритм старости, саму суть замедления движения жизни.

В фильме «Молодость» отвергая все клише, режиссёр убирает всё наносное, ненужное. Его мисс Вселенная не только красивая, но ещё и тонкая, духовная натура. Актёр, узнаваемый по одной роли, вопреки сложившемуся в обществе мнению, сам этот кинообраз ненавидит. А отношения людей представляются неоднозначными в сложной череде обстоятельств и новых ударов судьбы, щедро подбрасываемых героям жизнью.

И обязательно в каждой картине Паоло Соррентино происходит какое-то чудо. Так и в киноленте «Молодость» — тибетский лама уходит в медитативную левитацию, и этот кадр граничит с чудом красоты женского тела.

О фильмах Паоло Соррентино можно много говорить, но не существует таких слов, которые могли бы передать великолепие его кинотворений. У Соррентино есть свой особый почерк. Его фильмы приближают зрителя к красоте божественного и приоткрывают грани Вселенского понимания бытия. Всё пронизано любовью ко всему. За это мы и любим этого режиссёра, как достойного продолжателя творческой линии великого маэстро Федерико Феллини.

текст: Ксения Бординова.