В 1962 году, на закате политической карьеры Н. С. Хрущёва, в советском Новочеркасске случилась забастовка рабочих на Новочеркасском электровозостроительном заводе им. С. М. Будённого (НЭВЗ). Это — резонансный ответ горожан на повышение цен на продовольственные товары, люди требуют снижения цен на продукты и повышения зарплат. Когда к забастовке присоединяются рабочие других предприятий, правительственная комиссия решает ввести в город армию и привлечь к разрешению сложившейся ситуации КГБ СССР, и через считанные часы на улицах звучат выстрелы боевыми патронами. Работница парткома Людмила искренне верит в то, что строит коммунистическое общество и возмущается поведением заводских смутьянов. Но когда в бойне на площади без вести пропадает её дочь-подросток, стройная картина мира убежденной коммунистки рушится в одночасье.

«Дорогие товарищи!» — это прежде всего драма в квадрате. В своей кинокартине ветеран кинематографии, классик советского и российского кино, 83-летний Андрей Кончаловский показал не художественный вымысел, а самую что ни на есть быль. Такое восстание имело место быть в 1962 году в городе Новочеркасске и название у этого печального события есть совершенно конкретное — новочеркасский расстрел. В результате разгона массового выступления рабочих, в общей сложности было убито 24 человека, а 70 оказались тяжело ранеными. Далее последовали допросы, аресты, подписки о неразглашении, были вынесены смертные приговоры семерым из «зачинщиков». Но вся эта кровавая история вполне может быть незнакома рядовому обывателю, потому как секретные архивы КГБ по этой теме были рассекречены только в 90-х годах.

И всю эту быль, которая произошла много лет назад, режиссёрская фантазия Андрея Кончаловского вместила в переживания, мысли и чаяния одной отдельно взятой семьи. Семья эта представлена в трёх поколениях, поэтому живёт в трёх разных политических измерениях, в диссонансных представлениях и взглядах на окружающий их мир. Глава семьи, сознательная комсомолка Людмила, которую играет Юлия Высоцкая, работает в парткоме на заводе и придерживается советских политических взглядов, её дочка — Светлана, которую сыграла 21-летняя Юлия Бурова, работает на этом же заводе. Она поддерживает праведное негодование рабочих и смело заявляет своей идейной партийной матери что «мы в демократии живём: свобода, сознание и демонстрации». А ещё есть в этой семье проживший долгую жизнь при разных политических режимах и наблюдавший сменяющийся калейдоскоп лидеров страны умудренный опытом дедушка. Дедушка этот ещё жил при царизме и относится к «советскому мракобесию» с большим подозрением. Занятно наблюдать как он одевается в старую дореволюционную форму, одевает свои медали, достаёт из сундука подернутую пылью икону Казанской божьей матери и, пуская горькую слезу по прошедшей жизни, грустно говорит: «На Дону Бога нет». Вот такую сакраментальную фразу вложил в уста Сергея Эрлиша Андрей Кончаловский. Прорисовывая трёх таких разных по идеологическим воззрениям персонажей, режиссёр поднимает старый как мир конфликт отцов и детей, о котором так обстоятельно в своё время написал Иван Сергеевич Тургенев.

К слову сказать, Юлия Высоцкая в роли завсектором горкома Людмилы Сёминой получилась максимально убедительной. Здесь в её игре появилось внезапно всё: и порывистость, и полное понимание персонажа, и тонкость чувств, и надлом. Если вспомнить все её прошлые роли, то этой её актёрской работой вполне можно восхищаться. До этой роли, о Высоцкой, вспоминали чаще как о режиссёрской жене, но образ холеной и избалованной молодой женщины внезапно пропал, все маски сброшены, в остатке — только великолепная актриса Юлия Высоцкая. Сама Высоцкая имеет казацкие корни и родилась именно в том самом злополучном Новочеркасске. Возможно поэтому её актёрская игра получилась настолько искренней и пронзительной. В роли ярой коммунистки Людмилы Сёминой она получилась живая, достоверная. Во время просмотра создаётся полное впечатление будто находится эта самая Людмила, справедливая и честная советская женщина, где-то здесь, прямо рядом с тобой, будто незримо присутствует в самой близи и смотрит вместе с тобой этот кинофильм.

С точки зрения идеологии Людмилы и всех героев, сценарно прорисованных в фильме «Дорогие товарищи!», невольно вспоминается персонаж Павки Корчагина из романа «Как закалялась сталь». Это был собирательный образ советского человека, который свято верил в большевистское дело и часто слепо следовал коммунистическим идеалам. Такой человек работал не за деньги и не за страх, а за идею, вложенную ему в голову. Это были идеальные исполнители, тратящие свою жизнь и здоровье на какие-то эфемерные далёкие общественные перспективы. Впрочем, при Советском Союзе помимо коммунистических фанатиков, было много здравомыслящих людей, честно стремящихся к всеобщему преуспеянию страны.

Фильм «Дорогие товарищи!» решён в чёрно-белой монохромной гамме и это, очевидно, правильное решение, потому как показывать происходящее на экране в цветном изображении было бы явно чересчур. В этом случае трагизм произошедшего стал бы уже не болью отдельно взятого человека, на которой режиссёр и хотел сконцентрировать внимание зрителя, а приобрёл бы уже обширно-массовый характер. За красками экранной картинки драма отдельно взятой личности попросту потерялась бы, фокус бы немного сместился. У Кончаловского же была совершенно иная задача — полностью погрузить зрителя в сюжет. Да, фильм получился очень гнетущий для эмоционального восприятия. Да, он оставляет очень сильное тягостное послевкусие. Но именно такие киноленты и стоит смотреть, потому что настоящее искусство должно переворачивать мировоззрение, заставлять человека смотреть на вещи под другим углом, менять его изнутри. «Дорогие товарищи!» фигурально можно сравнить с картиной «Герника» Пабло Пикассо. С одной стороны, хочется отвернуться и не видеть всего этого ужаса, а с другой, невозможно оторвать взгляда. Вот она — бессмертная сила искусства во всей красе.

Очевидно, что сцены партсобрания верхушки завода и встреча с членом Президиума ЦК КПСС А. П. Кириленко должны были впечатлить именно иностранного зрителя. Ну и конечно же не для российского зрителя так жёстко соблюдены и так ярко подчёркнуты все мельчайшие детали ушедшей эпохи: что в Союзе многие курили и это было модно, характерные причёски, простые бюстгальтеры без косточек, сатиновые панталоны, простые и удобные туфли на маленьком каблучке и белые носочки к ним, как неизменный атрибут. Какие-то параллели с нынешними событиями — акциями протеста, митингами, беспорядками в околороссийском пространстве и в мире — тоже безусловно присутствуют. Но это всё смотрится второстепенным в общей канве повествования. Ибо Андрей Сергеевич Кончаловский сделал фильм не «на потребу дня», а снял о том, что знает. И мне кажется, что в этот раз к нему просто необходимо прислушаться.

Для кого же предназначалась эта кинокартина и что хотел донести своими «Дорогими товарищами» маститый режиссёр? То, что власть при стране советов бесчинствовала, и тогда были воистину страшные времена? То, что история повторяется, и сейчас народные лидеры ведут себя по отношению к своим людям ничуть не лучше? Или же то, что младшему поколению должно знать про то время, про свою порою неприглядную историю? Нет, «Дорогие товарищи!» Кончаловского — это не политический гимн, как можно подумать при поверхностном взгляде. Это рассказ о том, что во все времена, при любых жизненных обстоятельствах, политических лидерах, режимах, высоких должностях и званиях, ничего не бывает важнее семьи.

текст: Ксения Бординова.